сегодня22ноября2017
Ptiburdukov.RU

   …Люди — идиоты. Они сделали кучу глупостей: придумывали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и IPhone… А если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру… Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением: пить пиво и смотреть сериалы.


 
Главная
Поиск по сайту
Контакты

Литературно-исторические заметки юного техника

Хомяк Птибурдукова-внука

Вчера (07 ноября) 8 ноября Завтра (09 ноября)


100 лет назад (в 1917 г.) начался мятеж Керенского-Краснова


Мятеж (выступление) Керенского-Краснова (26-31 октября (8-13 ноября) 1917 года) – поход казачьих частей 3 кавалерийского корпуса под командованием смещённого министра-председателя Временного правительства А.Ф.Керенского и командира корпуса генерала П.Н.Краснова на Петроград. Цель похода – подавление Октябрьского вооружённого восстания большевиков и восстановление власти Временного правительства.

Советская историография именовала выступление Керенского-Краснова «мятежом» против якобы законного большевистского правительства. Обращалось внимание и на то, что «мятеж» позорно изгнанного министра-председателя стал едва ли не единственным на всю Россию антибольшевистским выступлением. А.Ф.Керенский и его «главноуговаривающие» комиссары настолько всем надоели, что советская власть якобы осуществляла «триумфальное шествие» по всей огромной стране, не встречая на своём пути никакого сопротивления.

Сегодня совершенно очевидно, что Временное правительство, управлявшее страной с марта 1917 года, имело куда больше оснований называть «мятежниками» и узурпаторами именно большевиков, захвативших под покровом ночи власть в столице бывшей Российской империи. Керенский и его министры эту власть просто проспали, лишив себя поддержки армии и офицерства в результате блестяще организованной провокации под названием «Корниловский мятеж».

В октябре 1917 года они лишь пожинали плоды своей предыдущей бездарной внутренней политики. В ночь октябрьского переворота Зимний дворец вышли защищать только женщины и дети: «ударницы» из созданного Временным правительством женского батальона и юнкера.

Предыстория события

Каждый ученик советской школы был уверен, что в ночь с 25 на 26 октября 1917 года министр-председатель Временного правительства А.Ф.Керенский бежал из Зимнего дворца переодетый то ли в платье горничной, то ли сестры милосердия. Впервые об этом написал младший брат начальника юнкерской школы, оборонявшей Зимний дворец.

Этот прочно засевший в сознании советских граждан миф ещё в 1960-е годы опровергал сам живой и здоровый А.Ф.Керенский в своих мемуарах и многочисленных интервью. По утверждениям бывшего министра-председателя, он вовсе не бежал ночью от преследовавших его большевиков, а уехал из Зимнего дворца средь бела дня 25 октября в сопровождении машины под американским флагом. По свидетельству посла США Дэвида Френсиса, автомобиль посла был попросту похищен адъютантами Керенского от здания посольства в Петрограде. Керенский же уверяет, что посол сам любезно предоставил машину с флагом в целях его, Керенского, личной безопасности. Ведь отважный Керенский не просто стремился спасать свою шкуру, а поехал собирать верные Временному правительству войска, способные сопротивляться коварным большевистским узурпаторам.

Отправился Александр Фёдорович прямиком в штаб Северного фронта, к командующему фронтом генералу В.А. Черемисову. Как и следовало ожидать, никакого сочувствия министр-председатель там не встретил. Памятуя о судьбе генералов, арестованных по делу Корнилова, никто из высших офицеров не захотел вмешиваться в очередную «петроградскую передрягу» и снимать войска с фронта.

После подавления «корниловского мятежа» казачьи части также были разбросаны по пригородам столицы. При повсеместном попустительстве командиров они активно подвергались большевистской агитации и открыто ненавидели Керенского. Комиссару Северного фронта В.С. Войтинскому с большим трудом удалось договориться с казачьим генералом П.Н.Красновым. Но для похода на Петроград Краснов собрал лишь около 10 сотен казаков 1-й Донской и Уссурийской дивизий, дислоцировавшихся в районе штаба корпуса в городе Остров. Позднее к казакам присоединилось около 900 юнкеров гатчинской юнкерской школы, несколько артиллерийских батарей и бронепоезд.

В ночь с 25 на 26 октября 1917 года Ставкой верховного главнокомандующего генерала Духонина получались самые противоречивые сведения о событиях в Петрограде. Командиры фронтов и армий телеграфировали о своей готовности бросить на помощь «мятежникам» новые силы, но большая часть вызванных войск отказывалась выполнять приказы, объявив нейтралитет; 13-й и 15-й Донские казачьи полки 3-го корпуса не были выпущены из Ревеля местным ВРК, некоторые части, не добравшись до столицы, переходили на сторону большевиков.

Начало «мятежа»

27 октября (9 ноября) казачьи части Краснова без боя заняли Гатчину. Её охраняла лишь рота Измайловского полка и отряд матросов.

28 октября (10 ноября) после небольшой перестрелки и длительных переговоров с солдатами стрелковых полков, составлявших гарнизон Царского Села, было занято Царское Село. Основные силы «мятежников» группировались в Гатчине, из-за чего в советских источниках выступление Керенского-Краснова иногда называлось «гатчинским мятежом».

28 октября в эсеровской газете «Дело народа» был напечатан приказ генерала Краснова, в котором он объявлял о своём походе на Петроград и призывал столичный гарнизон к полному повиновению власти законного Временного правительства. В воскресенье 29 октября (11 ноября) Краснов активных действий не предпринимал, оставаясь в Царском Селе и дав отдых казакам. В этот день в Петрограде произошло юнкерское восстание, завершившееся поражением.

Восстание юнкеров в Петрограде

29 (11 ноября) 1917 года в Петрограде правоэсеровский Комитет спасения Родины и революции поднял мятеж. Главной военной силой сопротивления выступили юнкера Николаевского инженерного училища, засевшие в Инженерном замке. Бывший командующий Петроградским военным округом Г.П. Полковников (смещённый с этой должности Временным правительством) объявил себя командующим «войсками спасения» и своим приказом запретил частям округа исполнять приказы ВРК. На какое-то время восставшим удалось захватить телефонную станцию и отключить Смольный, арестовать часть комиссаров ВРК и начать разоружение красногвардейцев, однако основная масса войск Петроградского гарнизона к восстанию не присоединилась. Уже к полудню 29 октября силы ВРК отбили телефонную станцию и окружили Инженерный замок. Окончательно выступление было подавлено к утру 30 октября (12 ноября).

Боевое столкновение 30 октября (12 ноября)

Основное сражение между «мятежниками» и большевистскими силами произошло на Пулковских высотах. Петроградский ВРК сумел собрать и вывести на позиции около 10 тысяч бойцов – матросов и красногрвардейцев. Они были разделены на два отряда – Пулковский и Красносельский. Пулковским командовал полковник П.Б. Вальден, а входившими в него матросами – П.Е. Дыбенко. Красносельский отряд также возглавила парочка офицеров-большевиков - Ф. П. Хаустов и В. В. Сахаров, принимавших участие в июльских событиях 1917 года.

Матросы и красногвардейцы численно во много раз превосходили казачьи части, но у Краснова была артиллерия, которой на первом этапе боя у большевиков не было. Лишь во второй половине дня революционные матросы установили в районе Пулковской обсерватории несколько орудий, снятых с кронштадских фортов; на сторону большевиков также перешёл блиндированный поезд путиловцев под командой А. Е. Зайцева, курсировавший по Николаевской железной дороге. Под прикрытием артиллерии красногвардейцы перешли в контрнаступление, и Краснов отдал приказ отступать в Гатчину. Казачьи части под угрозой окружения оставили Царское Село.

Керенский, сидевший всё это время в Гатчинском дворце, постоянно обещал Краснову, что вот-вот подойдут верные ему части 3 и 33-й Финляндских дивизий. Но подкрепление так и не подошло. Военный министр Временного правительства Б.Савинков напрасно обивал пороги военных штабов. Он добрался даже до Пскова, но офицеры штаба Северного фронта дали ему понять, что командующий фронтом Черемисов не поддерживает Краснова и Керенского. В случае, если Савинков будет и дальше настаивать на требованиях оказать военную помощь генералу Краснову, его обещали арестовать.

Тем временем казаки Краснова очень быстро договорились с большевиками об условиях перемирия: большевики отпускают казаков на Дон, арестовывают Керенского и формируют своё правительство, не включая туда Ленина и Троцкого. По воспоминаниям П.Н.Краснова, матрос П.Е. Дыбенко, бывший в числе переговорщиков, даже предложил казакам выдать Керенского в обмен на Ленина («ухо за ухо»), если они того захотят.

Конец «мятежа»

1 (14) ноября революционные матросы практически без сопротивления со стороны казаков заняли Гатчину. По воспоминаниям П.Н.Краснова, большевики во главе с П.Е. Дыбенко настойчиво требовали выдачи им Керенского. Выдача Керенского должна была стать главным гарантом безопасности остальных «мятежников»: казаков обещали не преследовать и отпустить домой. Краснов, скорее всего, выдал бы Керенского большевикам на расправу (о его готовности сделать это свидетельствуют воспоминания многих очевидцев), но Александру Фёдоровичу удалось бежать из дворца. Сам Керенский вспоминает об этом так:

«Я ушел из Дворца за 10 минут до того, как предатели ворвались в мои комнаты. Я ушел, не зная еще за минуту, что пойду. Пошел нелепо переодетый под носом у врагов и предателей. Я еще шел по улицам Гатчины, когда началось преследование. Шел вместе с теми, кто меня спас, но кого я никогда раньше не знал и видел в первый раз в жизни. В эти минуты они проявили выдержку, смелость и самоотвержение незабываемые…»

На допросе у большевиков Краснов всячески отрицал свою причастность к бегству министра-председателя Временного правительства. За то в своих последующих воспоминаниях заслугу спасения Керенского генерал приписывал исключительно себе. По его словам, именно он, Краснов, дал Керенскому полчаса на бегство, отвлекая тем временем казаков-предателей и большевиков переговорами об условиях перемирия.

По договорённости с большевиками, все участники мятежа (казаки и юнкера) были отпущены. Краснов, добровольно сдавшийся большевикам, также был отпущен под «честное слово офицера, что не будет более бороться против Советской власти». Однако вскоре он перебрался на Дон, где, нарушив своё честное слово, вернулся к активной антисоветской деятельности.

Неудача выступления Керенского-Краснова, как и другие самые первые попытки антибольшевистского сопротивления (восстание юнкеров в Петрограде, московское восстание и уличные бои) отчётливо показали отсутствие чёткого понимания происходящих событий у большинства населения страны.

В октябре-ноябре 1917 года никто не мог предугадать, к чему приведут свершившиеся и продолжающие свершаться события. Никто не знал, кого именно следует обвинять в сложившейся ситуации, считать преступником или мятежником. Отпуская так называемых «мятежников», сегодняшние победители (Дыбенко и Троцкий) никак не могли поручиться за то, что завтра сами не окажутся на их месте.

Никто не мог ещё понять масштабов происходящих событий, отчётливо увидеть уже необратимый, страшный раскол нации, оценить трагедию российского народа, медленно, но верно сползающего к многолетнему кровопролитию гражданской войны.

Елена Широкова

Использованные материалы:
  1. Краснов П.Н. На внутреннем фронте// Архив русской революции. Т.1. – Берлин, 1922.

  2. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары. – М..1993.

  3. Сравнительная мемуаристика - побег Керенского из Зимнего и Гатчины в описании разных лиц


Идея, дизайн и движок сайта: Вадим Третьяков
Исторический консультант и литературный редактор: Елена Широкова